Виртуальная галерея современных украинских художников
-------------------------------
Денис Саражин   Чурюкина Анна   Роман Шустерман   Денис Саражин   Андрей Паливода   Владимир Краснопевцев   Владимир Краснопевцев   Колесник Екатерина   Виктория Разнатовская  



Проект "Шамбала"



  По идее, для того, чтобы попасть в рай, нужно, как минимум, умереть и до этого еще совершить много хороших дел. Ни в одной священной книге не сказано, что в рай може попасть аферист и мошенник. Тем не менее, может, да еще при жизни. Правда, смотря какой аферист и смотря в какой рай.


Царство живых богов

Тибет не нужно долго искать на карте. Расположившееся в самом сердце Азии огромное Тибетское нагорье занимает территорию, равную по площади всей Западной Европе.



В мире очень мало таких ослепительно красивых и таких негостеприимных мест, как тибетские горы. Испокон века населявший их народ некогда был расой талантливых строителей, мудрых философов и свирепых воинов, грозивших Китайской империи и совершавших походы в Монголию, Сибирь и Среднюю Азию. А потом Тибет словно завис во времени. Европейцы начали всерьез исследовать его только в середине XIX века и были поражены, обнаружив бесконечно далекое от современной цивилизации государство, где вся власть принадлежала буддийским священникам - ламам. Правителем Тибета был Далай-лама - "воплощение Будды", то есть "живой бог", а в заместителях у него ходили тоже "живые боги", но рангом пониже. Всего' "живых богов" разного достоинства в Тибете насчитывалось около тысячи, а в монастырях сидело около четверти мужского населения страны, и не случайно: буддизм запрещает монаху работать, чтобы ничто не отвлекало его от возвышенных мыслей. "Живые боги" и монастыри часто враждовали между собой и потому содержали целую касту монахов-воинов, которые создали те самые восточные боевые искусства, в наше время воспетые в сотнях японских, гонконговских и голливудских фильмов. К пахавшим на них простым смертным боги были не особо милосердны: вплоть до середины XX века основными нака заниями за непослушание были ампутация какой-либо конечности или изъятие глаза. В XIX веке закрытый для всего остального мира Тибет находился в сфере влияния Китая, и тогда же на его территории сошлись интересы двух великих колониальных империй - Российской и Британской. Российские владыки со времен Павла I грезили о покорении Индии и рассматривали Тибет как возможный плацдарм для нападения на тогда британскую Индию. Англичане по той же самой причине считали Тибет потенциальным бастионом на пути русской армии и в 1903 г. поставили вопрос ребром - отправили в Тибет вооруженный отряд. Монахи-воины с улыбкой пошли в атаку на английские пулеметы, из вооружения взяв с собой только священные амулеты, поскольку ламы их заверили, что амулеты "обращают пули вспять". Англичане спокойно перестреляли верующих, и Британия стала единственной цивилизованной державой, какое-то время имевшей возможность хозяйничать в Тибете. Однако многие из покоривших Тибет "белых дьяволов" сами были покорены его природой, историей, философией и мистикой. Кто-то из них метко заметил, что Тибет - это не страна, а состояние души. Тибетские легенды волнуют европейцев и американцев по сей день, и первое место среди этих легенд принадлежит сказанию о Шамбале - "золотом городе богов". Правда, если покопаться, то обнаружится, что полноправными соавторами самого знаменитого тибетского мифа являются трое русских аферистов.

"Мадам"

Сегодня о Елене Петровне Блаватской, вошедшей в историю как "мадам Блаватская", знают только большие любители псевдофилософской мистической литературы. А во II половине XIX века она была звездой трех континентов. Грузная и некрасивая Елена Петровна с юности смирилась с отсутствием у мужчин "физического" интереса к своей личности и решила заменить его интересом "интеллектуальным". Проницательная женщина, она обратила внимание на тот странный восторг, который дешевая экзотическая мистика вызывает у многих высокообразованных людей. Елена Петровна с юных лет увлекалась буддизмом и потом на его основе сочинила свою собственную религию - "теософию".



Любимой темой мадам Блаватской было Братство Носителей Вселенской Мудрости (их еще называют "махатмами"). Главой Братства является "Повелитель Мира", он же Будда. Членами Братства в разное время состояли Христос, Конфуций и Платон. Люди, одураченные таин- ственными силами зла", нещадно преследовали Братство, и оно в конце концов обиделось и укрылось в Шамбале - городе, спрятавшемся где-то в районе Тибета. Путь в город откроется только избранному, и там он найдет ответы на все вопросы и решения всех проблем. А пока что "махатмы" общаются с "посвященными" (к которым Елена Петровна причисляла себя) с помощью писем, написанных золотыми чернилами.

Все это сильно попахивало дешевым женским романом, и отчасти так оно и было: Блаватская черпала вдохновение не только из буддийской литературы, но и из бульварных романов того времени. Но вещать она умела очень убедительно и каждый раз находила очередного спонсора, щедро оплачивавшего ее комфортабельную жизнь в Европе, Америке и Индии в обмен на надежду когда-нибудь найти у себя в почтовом ящике конверт с золотыми письменами. Именно Елена Петровна ввела моду на свастику - древний тибетский символ солнца. Николаю II и его жене Александре знак так понравился, что они велели придворному ювелиру Фаберже выгравировать его на кое-какой серебряной столовой утвари.
"Мадам" умерла в 1891 году и, словно черт из шкатулки, ей на смену выпрыгнул "шаман".

"Доктор тибетской медицины"

"Шаманом" люди со скептическим складом ума называли бурята Петра Бадмаева, по его собственным словам - "доктора тибетской медицины", а по призванию - веселого жулика. Неведомо откуда возникший в Петербурге, он втерся в высшее общество, наслушавшееся лекций Блаватской, и стал прописывать его представителям "тибетский эликсир жизни". Венцом медицинской деятельности "шамана" стало лечение Николая II. У царя часто болел живот, и Бадмаев прописал ему "настойку черного лотоса", которая на самом деле была не чем иным, как смесью элементарных белены и гашиша. Попробовав "черный лотос", Николай, естественно, пришел в полный восторг и с тех пор Бадмаева от себя никуда не отпускал.



От медицины дело перешло к политике, философии и мистике. Бадмаев чертил по углам свастики, рассказывал о Шамбале и наконец сообщил потрясенному царю о якобы расшифрованном тибетскими ламами древнем предсказании. В нем говорилось, что вскоре "силы зла" пойдут на последний приступ Шамбалы, ее "царь", то есть Будда, выйдет с ними на бой, и если ему на помощь придет "белый царь", то Братство махатм восторжествует, и начнется Новый Век.

Тут же при царском дворе появился "посол Далай-ламы", некто Авган Доржиев, тоже бурят, который действительно долго жил в Тибете и привез оттуда "послание тибетских мудрецов царю". В послании говорилось, что "белый царь" - это Николай II, Новый Век будет веком России, в которую вольется Пан-буддистское царство или "Желтороссия". Бадмаев и Доржиев вполне могли сочинить письмо и сами - проверить это было невозможно.

Николаю II, который, по словам одного придворного, "смотрел на мир через увеличительное стекло мистицизма", тибетское видение показалось близкой реальностью, и он выделил Бадмаеву два миллиона рублей на совершенно фантастический проект - строительство железной дороги от Байкала через пустыню Гоби до Тибета. Предполагалось, что по этой дороге русское воинство прибудет к вратам осажденной Шамбалы. Дорогу, понятно, строить никто и не думал, а два миллиона улетучились в один момент. Но "настойка черного лотоса" продолжала работать: "объевшийся белены" в буквальном смысле этого слова Николай назначил Бадмаева "главным советником по тибетским делам" и разрешил сбор денег на строительство в Петербурге буддийского храма. Храм был сооружен в 1913 году и освящен не когда-нибудь, а 21 февраля - в день празднования 300-летия дома Романовых. Среди людей, бурно приветствовавших оба эти события, был третий и самый известный из "тибетских фантазеров" - художник Николай Константинович Рерих.

"Профессор"

Юность и молодость Николая Рериха пришлись на конец XIX века. Как и все его поколение, он отдал дань моде на мадам Блаватскую, но, в отличие от большинства "ищущих света истины", с юных лет был человеком предельно практичным. Посредственный художник и неплохой оформитель, он по-настоящему талантливо умел продавать свое творчество. Начал Рерих с картин на темы Древней Руси - это был любимый исторический период Николая II, а потому творец никогда не сидел без государственных заказов и в 35 лет стал членом Академии художеств.



Потом художник переключился на оформление оперных и балетных постановок. Опера и балет в России всегда - при царях, генеральных секретарях и президентах - были не столько искусством, сколько идеологическим оружием и, стало быть, отличной кормушкой, обеспечивавшей огромные гонорары и постоянные творческие командировки за рубеж.

Другими безотказными спонсорами были тогдашние "новые русские" - миллионеры-промышленники Мамонтов, Морозов, Третьяков... С одной стороны, они во всем старались подражать правящей элите, а с другой, деловым людям в силу крайней занятости было некогда развивать вкус, а значит, им легко было под видом "высокого искусства" всучить базарную поделку, перед тем наговорив кучу загадочных слов и добавив в конце понятное выражение "хорошее вложение капитала". Именно о людях этого типа Николай Рерих и подумал в 1920 году. К тому времени его родиной правили уже другие "новые русские" - большевики, а сам художник обитал в Лондоне, где никого не интересовали его витязи и святые. Тогда он вспомнил сказки мадам Блаватской и свои юношеские мечты о Тибете и Шамбале. Но в циничной Европе этим никого нельзя было поразить, а потому Рерих присвоил себе звание "профессора" и отправился в Америку.

Аферист и банкир

Выставка "философских" картин "профессора Рериха" в Нью-Йорке имела грандиозный успех. Еще бы, ведь в рекламном тексте, сочиненном самим Рерихом и явно списанным с лекций "мадам", говорилось: "Эти картины ни на что не похожи. Их автор принадлежит к тому мифическому и мистическому братству, членами которого были Рембрандт, Бетховен и Бальзак".

Нахальный трюк сработал. Денежные мешки Уолл-Стрита Рембрандта от Бетховена не отличали, но знали, что это очень знаменитые европейцы, и ринулись смотреть полотна человека, который, как они полагали, состоял в близкой дружбе с гениями. Строго говоря, "мистические" картины напоминали театральные задники - единственное, что Рериху удавались по-настоящему хорошо. Но это было не важно, потому что впечатлял сам автор, похожий на мага из средневековых сказаний, - бритый череп, вытянутое породистое лицо, пронзительный взгляд, длинная узкая борода. На вопрос, откуда творец берет сюжеты для своих картин, Рерих ответил, что их ему из Шамбалы по каналам космической связи передают "махатмы".

Помня о заветах "шамана" Бадмаева, Николай Константинович заверил собравшихся, что его полотна обладают "исцеляющей силой". Слова о "махатмах", Шамбале и "исцеляющей силе" как магнитом притянули к Рериху удачливого валютного маклера Луиса Хорча. Хорчу очень хотелось долголетия, железного здоровья и вселенской мудрости. Он взял Рериха на содержание и быстро склонился к мысли о финансировании поисков Шамбалы (Рерих с детства мечтал путешествовать по Гималаям). Умный Николай Константинович закинул и стандартный крючок: пообещал финансисту, что в ходе экспедиции создаст живописные шедевры, на продаже которых Хорч озолотится еще больше, чем на валютных операциях.

Маклер дал художнику денег, и большую часть 1923 года Рерих с удовольствием осматривал красоты северной Индии. Правда, гениальных картин из поездки он не привез, зато рассказал спонсору интересную историю. По словам путешественника, в Индии он встретился с тибетскими ламами, искавшими человека, у которого на шее есть семь родинок, расположившихся в форме созвездия Большой Медведицы. По тибетскому предсказанию, этот человек является "реинкарнацией пятого Далай-ламы" и тем существом, которому суждено проникнуть в "сердце Азии". У Рериха на шее как раз оказались такие семь родинок и, стало быть, он, Николай Константинович Рерих, и есть пятый Далай-лама, которого с нетерпением ожидают в "золотом городе". Луис Хорч уже видел себя беседующим с "махатмами" и, не колеблясь, выделил на новую экспедицию 300 000 долларов (притом что тогда билет в спальном вагоне стоил два доллара, включая завтрак!).

Пока шла подготовка к путешествию, Рерих съездил в Европу. В русских эмигрантских кругах его надоумили, что на родине уже давно бьет еще один источник щедрого финансирования, имя которому "мировая революция".

Аферист и комиссары

Советский посол в Берлине Николай Крестинский воспринял знаменитого эмигранта всерьез. Его не смущало, что Рерих еще недавно называл большевиков "кровожадными и лживыми монстрами", а теперь заговорил о "послании махатм", в котором шла речь о желательности "союза между буддизмом и ленинизмом". Крестинский не очень понял, кто такие "махатмы" и что такое Шамбала, но он прекрасно осознавал стратегическое значение Тибета и видел перед собой человека, который искренне хотел туда попасть. Ему даже не пришлось делать- никаких намеков: Николай Константинович сам предложил работать на советскую разведку.

В 1926 году Рерих отбыл из Америки в индийское княжество Кашмир. Оттуда его караван двинулся в Гималаи. Надо отдать должное упорству и мужеству этого человека - кем бы он ни представлялся, но путешественником был настоящим. Преследуемая снежными бурями экспедиция сумела преодолеть семь перевалов на высоте 4000 метров и добраться до Китая. Но Рерих явно не торопился искать "золотой город" - его караван обогнул Тибет и принялся колесить по китайской провинции Сянган якобы "с целью поисков предметов искусства и открытия представительств некоторых американских фирм". Но подозрительные китайцы решили, что действия бизнесменов-искусствоведов больше напоминают разведку местности в военных целях, и посадили всю экспедицию под домашний арест. Выручил американский консул, добившийся для путешественников разрешения следовать в Пекин. Однако это означало возвращение в США и объяснение со спонсором. Поэтому Рерих пересек советскую границу, сел на поезд и отправился в Москву.

В столице СССР Николая Константиновича с восторгом приняли нарком иностранных дел Чичерин, нарком просвещения Луначарский, вдова Ленина Крупская и многие другие руководители государства и секретных служб. Еще бы, ведь путешественник-разведчик прибыл не с пустыми руками: он привез "послание тибетских махатм товарищам Сталину и Чичерину". В послании говорилось о предсказании, гласившем, что на помощь Шамбале придет Северная Красная Шамбала, народы Тибета, Китая, Монголии и Индии восстанут против "угнетателей" и объединятся с Красной Шамбалой в Великую Восточную Федерацию. Николай Константинович явно не стал напрягаться и просто переписал в духе времени творение Бадмаева. Правда, кое-что добавил и от себя: в послании "махатмы" уполномочивали его получить от Красной Шамбалы средства на организацию соответствующей деятельности.

Некоторые руководители ГПУ пришли к заключению, что Рерих, как тогда выражались, "лепит горбатого" и что его лучше бы "шлепнуть". Но Чичерин и Луначарский всегда интересовались буддизмом и мистикой и посчитали Рериха тем самым "избранным существом с обостренным сознанием", кому откроется путь в город, о котором они слышали с детства. Другие крупные большевики решили, что Рерих - это талантливый и влиятельный авантюрист, способный стать той "искрой", из которой разгорится пожар Великой Восточной революции. А Крупскую художник обаял, подарив ей портрет ее покойного мужа в образе царя Шамбалы. Главный русский революционер-атеист в образе верховного азиатского божества, нарисованном за деньги американского биржевика! Можно себе представить, как хохотал творец, создавая этот шедевр.

Комиссары оказались такими же щедрыми, как и банкиры: очень скоро экспедиция Рериха на пяти комфортабельных автомобилях колесила по Монголии, демонстрируя местным ламам и простым монгольским скотоводам картину работы мастера - красный всадник на красном коне с красной звездой в руках. По словам автора, красный всадник представлял собой царя Шамбалы, а красная звезда символизировала свободу, на борьбу за которую должны подняться буддисты всего мира. При этом Рерих, беседовавший с монголами через переводчика, представлялся американцем. Еще многие годы после его отъезда из Монголии среди местного населения ходили легенды о некоем Амери-хане, "из-рыгающем золото": у Рериха было полно золотых коронок, и он ослеплял своей улыбкой прежде ничего : подобного не видевших степняков.

В Монголии агенты Кремля снабдили Рериха деньгами, оружием, продовольствием, верблюдами и подсобными рабочими, и экспедиция наконец двинулась через пустыню Гоби к Тибету. Но на этот раз для любителя экзотических путешествий все могло закончиться плохо. "Избранник" не попал в "город богов" из-за отсутствия элементарной визы - до тибетских властей дошли слухи о "красном всаднике", и экспедиции запретили проследовать в Тибет. Возвращаться назад было нельзя, поскольку наступила зима. В тридцатиградусный мороз члены экспедиции тряслись в летних палатках и доедали остатки своих припасов под вой волков, пожиравших трупы погибших от голода вьючных животных.

Опять выручили американцы. Они понятия не имели о московском вояже Рериха (в то время еще трудно было уследить за перемещениями небольшой группы лиц по огромной территории) и полагали, что все это время его экспедиция бродила по Западному Китаю, Гоби и Алтайским горам. Представители Америки в Индии надавили на англичан, и те разрешили экспедиции проследовать на свою территорию. Англичан Николай Константинович отблагодарил - выдал им все известные ему планы советской разведки в этом районе. Он уже принял решение поселиться в понравившейся ему Индии, а без согласия хозяев страны сделать это было невозможно. Рерих и место подходящее присмотрел: одно из имений раджи княжества Пенджаб в долине реки Кулу - одном из самых красивых мест на земле. Такой "домик в деревне" стоил недешево, и неутомимый путешественник снова отправился в США, тем более что там его ждали с нетерпением.

Аферист и министр

Луис Хорч не очень огорчился, прознав о неудаче с проникновением в Шамбалу. Он ведь еще рассчитывал на продажу живописных шедевров, а действительно выдающееся путешествие художника по Азии обладало грандиозным рекламным потенциалом. Щедро оплаченная Хорчем кампания в прессе дала отличные результаты: в Нью-Йорке Рериха лично встречал мэр города, а в Вашингтоне его пригласили в Белый Дом. Правда, с шедеврами была проблема, поскольку простенькие гималайские пейзажи никого особо не впечатляли, но Рерих вынул из рукава неубиваемый козырь - "тибетскую медицину".

В одной из бесед с Хорчем Рерих поведал ему, что долина реки Кулу в княжестве Пенджаб является идеальным местом для создания там с помощью местных мудрецов института по разработке лекарств от астмы, рака и туберкулеза. Хорч немедленно профинансировал покупку имения, о котором мечтал Рерих, но на этот раз он оказался уже не одинок в своей наивности. Туберкулез был бичом семьи тогдашнего министра сельского хозяйства США Генри Уоллеса, и он захотел поближе познакомиться с Рерихом. К счастью для Рериха, Уоллес оказался еще и большим любителем мистики, поэтому ему ничего не стоило очаровать министра золотым видением Шамбалы.

Все закончилось так, как и должно было закончиться. Старика понесло, и за деньги Хорча и американских налогоплательщиков Рерих принялся вовсю путешествовать по Азии. Терпение у Хорча в конце концов лопнуло, и он конфисковал все имущество Рериха в Америке. Рерих попытался судиться, но тут рассвирепел и министр. Политик пошел типично американским путем: Рериха обвинили в неуплате налогов, и с того времени въезд на территорию США ему был заказан. Россию Рерих тоже больше не посещал. Его тамошние могущественные покровители ушли в небытие, а Сталин не принадлежал к людям, которым можно было безнаказанно морочить голову. До самой своей смерти художник мирно и сытно жил во дворце раджи в долине Кулу и в свое удовольствие философствовал о Шамбале с индийскими националистами, которые стали его последними спонсорами.

Конец сказки?

Николай Рерих умер в 1947 году, а в 1950-м армия коммунистического Китая ворвалась в Тибет. Высокогорные монастыри сражались насмерть, но даже самое совершенное восточное боевое искусство - очень слабый аргумент в споре с артиллерией. Далай-лама бежал в Индию, а многим другим "живым богам" повезло меньше: пришельцы в кепках с красными звездами публично пытали их на площадях тибетских городов и посе лений, чтобы доказать простым тибетцам, что если живое существо может кричать от боли и просить о пощаде, значит никакой это не бог, а обычный смертный. Последнее из известных на сегодняшний день "посланий тибетских мудрецов" и единственное достоверное из них было обращено к президенту США Гарри Трумэну и содержало скромную просьбу сбросить на Китай атомную бомбу.

Но никто не пришел на помощь, и теперь Тибет - всего лишь автономный район Китайской Народной Республики. В его столицу Лхасу можно без проблем попасть из Киева с помощью туристического агентства или даже самостоятельно. Во дворец "живого бога" водят самые обычные экскурсии. А как же так и не найденная Шамбала? Что ж, горы Тибета велики, и в их ущельях и долинах есть столько укромных мест, что в воспаленном человеческом воображении запросто может снова возникнуть видение золотого города, затаившегося среди нехоженых путей.

Впрочем, не такое уж это и "видение". Да, ни мадам Блаватская, ни "шаман" Бадмаев, ни художник Рерих не добрались не только до Шамбалы, но даже и до Тибета. Но все эти умные люди прожили интересную и комфортную жизнь, потому что другие тоже вроде бы неглупые люди наивно жаждали припасть к самому ценному источнику на Земле - Источнику Ключевой Информации - и узнать, почему все было как было, почему все есть как есть, и что делать, чтобы все стало так, как им хочется. Что касается Николая Константиновича, то он уж точно попал в свой рай. А как еще можно назвать роскошный белый дворец, за окнами которого - умопомрачительный горный пейзаж, а под окнами стайками гуляют женщины Северной Индии - красивейшие в мире создания с феноменальными фигурами. Во дворце можно заниматься исключительно любимым делом, то есть рисовать и философствовать, причем только на интересующие тебя темы. И не надо беспокоиться о хлебе насущном, поскольку за все уже уплачено. Вот она, та самая жизнь, о которой мечтает любой человек, какому бы богу или идолу он не молился.


Олег ЧИСТЯКОВ
Опубл. в журнале "Академия", октябрь 2003
Киев




        Картины советских художников  


Author of web-project - A.Palamarchuk, Kiev, Ukraine    
Copyright ©  A.Palamarchuk, Pal-Project-Studio  2000-2016