Виртуальная галерея современных украинских художников
-------------------------------
Денис Саражин   Чурюкина Анна   Роман Шустерман   Денис Саражин   Андрей Паливода   Владимир Краснопевцев   Владимир Краснопевцев   Колесник Екатерина   Виктория Разнатовская  



ПРОБЛЕМЫ МЕЖВОЕННЫХ ДЕСЯТИЛЕТИЙ
В.М.Полевой. Малая история искусств. Москва, ИСКУССТВО, 1991.



Для всего, что было пережито мировым искусством на протяжении этих двадцати пяти - тридцати лет, в иные времена не хватило бы и столетий. Оно испытывает глубокие потрясения, вовлекается в стремительно сменяющие друг друга драматические события политической жизни, одна лишь хроника которых могла бы составить объемистую книгу...
В короткие годы, прошедшие от 1917 года Октябрьской революции в России и завершения первой мировой войны в 1918 году до 1939-1945 годов, когда разразилась вторая мировая война, история мирового искусства пережила чрезвычайные события. Социальные движения тех лет вызывают революционные течения художественного творчества. Национальные движения возбуждают новые идеи и формы искусства. Высокоразвитая художественная культура сталкивается в эти годы с элементарным идеологизмом и грубым популизмом.

Именно в межвоенные десятилетия в культурной жизни формируются и внедряются тоталитарные политические системы, а также создается искусство, обслуживающее эти системы. Эти обстоятельства важно иметь в виду и при размышлениях о тех характерных свойствах, которые в конце 1910-х - середине 1940-х годов приобретает художественная культура стран и народов мира. Она значительно расширяет в эти годы свои объемы; резко увеличивается то, что (учитывая все отрасли творческой деятельности) можно было бы назвать массой "художественного продукта"; активизируется общественный интерес к искусству. Но подлинным знамением времени становится возрастающая в чрезвычайной степени роль в жизни искусства социально-политического фактора, который действует прежде всего на глубинных уровнях, где определяется социально-историческая типология художественной культуры, и наглядно обнаруживает себя в содержании и форме искусства. Этот фактор обостряет коллизию свободы и зависимости творчества, связи и противопоставления искусства и общественной действительности, воспаленно переживаемую художественным сознанием XX века, которое так или иначе осмысливает судьбы искусства как самостоятельной сферы творческой деятельности и его значение в жизни человечества. В этот период государственная власть и политические партии все с большей настойчивостью проявляют свою заинтересованность в искусстве. Все чаще эта заинтересованность выражается в культурной политике, в духе которой провозглашаются права на национальное и классическое наследие и получают идеологическую, политическую квалификацию современные художественные движения, из чего проистекают и практические выводы.

В свою очередь художественная деятельность встает перед необходимостью осознания своих принципов. Во-первых, это касается гражданского сознания художника. Политические причины в значительной степени обусловливают место художника в национальной культуре и в гораздо большей мере, чем привычные для начала XX века поиски благоприятной художественной среды, вызывают в 20-30-е годы крупные миграции творческих сил. Назовем эмиграцию художников из Советской России, бегство художников из стран, захваченных фашизмом.

Во-вторых, это относится к самосознанию искусства как вида общественной деятельности. В это время возникают национальные объединения и международные сообщества художников, основанные на единстве политических убеждений. В этой ситуации в конечном счете всякая эстетическая позиция, будь даже она заявлена как сугубо аполитичная, получает, зависимо или независимо от намерений ее адептов, социальное значение и известную политическую ответственность. Подчас такую, какая вообще не может быть свойственна природе художественных идей и творчества.

И наконец, в-третьих, особую остроту приобретает соотношение художественных и политических начал в самом творчестве, в сфере общественного воздействия и восприятия искусства. Магистральной, осевой проблемой становится проблема искусства и революции в двух ее аспектах. То есть, с одной стороны, как внутренние перевороты, которые художественное творчество переживает в виде стилевых катаклизмов, а с другой - как преобразования в искусстве, обретающем новые социальные природу и функцию. Художественный авангард экзаменуется теперь реальными социально-историческими процессами, которые взвешивают его революционность и буржуазность, бунтарство и приспособленность к салону, сообразуют творческую деятельность с жизнью, где отчетливо обозначаются позиции и интересы противоборствующих политических сил. Вспышки революционного творчества сталкиваются со строго упорядоченной государственной культурной политикой, а тоталитарные режимы вовсе твердой рукой подавляют художественный авангардизм. С новой силой возбуждается внимание к художественным традициям и утверждается ценность исторического опыта искусства. С этими умонастроениями встречаются в 20-30-е годы новые течения, которые в это время выдвигает модернизм. Развиваясь многорусловым порядком, мировое искусство в 20-30-е годы в еще большей мере, чем в довоенное время, испытывает размежевание и столкновения образующих его течений. В отличие от предшествовавшего времени, когда художественному движению, как правило, было присуще определенное единство идейной программы и стилевых свойств, теперь взаимоотношение этих двух начал часто представляет сложную, изменчивую картину. Можно жестоко обмануться в суждениях и оценках, если полагать, что за каждой стилевой формой обязательно наглухо закрепляется совершенно несомненный идейный смысл. История искусства 20-30-х годов дает выразительные примеры того, как художники ищут воплощения одной идейной программы в разных стилевых формах или стремятся сообщить различное идейное содержание одним и тем же либо сходным художественным формам.

Нередко такое различие определяется не собственными свойствами художественного произведения: они дают тому только предпосылки. Решающее же значение имеют те идеологический эффект и общественная функция, которые это произведение и его стилевые свойства приобретают в разных социально-политических условиях и которыми то или иное движение искусства наделяется в этих условиях. То есть в силу способности художественного образа (реализующегося как процесс, активную роль в котором играет воспринимающая и интерпретирующая его среда) обретать в изменяющихся условиях социально-эстетическое инобытие. В особой мере это относится к тем видам творчества, произведения которых не заключают в себе конкретной наглядно выраженной идеи, то есть к архитектуре и к обширным объемам связанного с индустрией декоративно-прикладного искусства, развивающимся в XX веке с чрезвычайной интенсивностью. Таким образом, идейно-художественные смысл и значение того или иного явления искусства формируются сложносоставным порядком. Они кристаллизуются в точке пересечения идейного содержания, стилевых свойств, социальной природы, национальных особенностей и социально-политической функции художественного творчества. В конце 1910-х - середине 1940-х годов, в соответствии с изменениями социально-исторической типологии художественных культур, развитием интернациональных и национальных художественных процессов, уровнем индустриального подъема (что особо отчетливо сказывается в архитектурно-строительной деятельности), происходят новые разделения и сближения искусства стран и регионов мира. В довоенное время границы крупных регионов в основных очертаниях совпадали с границами стран света. Ныне образуются обширные трансконтинентальные общности художественной культуры, идет типологическое сближение искусства стран Европы, Северной Америки, Австралии, наиболее развитых стран Азии и Латинской Америки. В этом процессе существенную роль играют международные художественные движения, которые распространяются в одних случаях как носители эстетических идей (как, например, "новая архитектура", символизировавшая новизну и современность), в других - как течение, объединенное прежде всего единством социально-политической программы.

Одновременно в пределах традиционных регионов происходит внутреннее размежевание художественных сил. Так, демократическое искусство, возникшее в Мексике, а затем в ряде других стран Латинской Америки, вступает в новые взаимоотношения с замедленно развивавшимся искусством большинства стран этого региона. В конце 1910-х - середине 1940-х годов оставалась в силе колониальная и полуколониальная система, охватившая огромные территории Азии, Африки, Океании, но в связи с подъемом в ряде стран этих регионов (Китае и др.) революционного и национально-освободительного движения в них формируется художественное творчество, единотип-ное по своим социально-историческим признакам с передовым искусством в странах других регионов мира. Наконец, внутрирегиональная перегруппировка постигает и художественную культуру Европы. Поэтому свойства национального искусства отдельной страны, группы стран или ряда международных художественных явлений нередко становятся столь же весомыми, как и специфика искусства целого региона.

Таковы причины, побуждающие в ряде случаев отступать при рассмотрении истории искусства 20-30-х годов от регионально-географических делений, выделяя международные художественные движения и искусство отдельных стран, а также такие виды творчества, как тиражная графика и монументальное искусство, которые приобретают в это время собственное социально-эстетическое значение.




        Картины советских художников  


Author of web-project - A.Palamarchuk, Kiev, Ukraine    
Copyright ©  A.Palamarchuk, Pal-Project-Studio  2000-2016